кандидат психологических наук
психолог, семейный психотерапевт, психодиагност
+7-913-985-93-05
+7-963-942-11-18
г. Новосибирск, ул. Советская 8,
вход со двора, код домофона 117

Особенности коммуникации матери и ребенка в пре-, пери- и постнатальном периоде.

В настоящее время все больше исследователей (И. В. Добряков, 2010, Г. Г. Филиппова, 2002, Р. Ж. Мухамедрахимов, 1998) обращают внимание, что условия вынашивания, рождения ребенка и тот эмоциональный контакт, который устанавливается женщиной с плодом во время беременности и сразу после родов является прогностическим для последующего выбора стиля воспитания ребенка [2, 7, 4].

С повышением внимания в социуме к вопросам семьи, рождению и воспитанию детей, с увеличением возраста вступления в брак, а также с увеличением возраста рождения первого ребенка, становятся актуальными вопросы, связанные с определением отношения женщины к событиям репродуктивного цикла [5,6]. Мы склонны придерживаться психодинамического подхода родов (Д. Винникотт, Р. Шпиц) и считать, что реакции беременной на шевеления плода, протекание родов и уход в первые месяцы после являются  определяющими при формировании целостного эго у личности [1,8].

С выделением в качестве отдельной области исследования перинатальной психологии и психотерапии (И.В. Добряков, 2010), в России повысился интерес к проблемам, связанным с особенностями зачатия, протекания беременности [3], родов и послеродовому периоду [2]. В качестве предмета исследования перинатальной психологии и психотерапии выделяют диаду (беременная женщина – плод или мать-младенец) (Г.Г. Филиппова, И.В. Добряков). Трудности изучения диады приводят к тому, что в отечественной психологии очень мало исследований посвященных именно особенностям коммуникации у беременной и плода (пренейта) и матери с ребенком раннего возраста [4].

Целью нашего исследования является выделение основных сенситивных периодов в коммуникации беременной женщины с пренейтом. Выделение  таких периодов позволит еще на стадии беременности заниматься профилактикой и коррекцией нарушений в  коммуникации между беременной и ее пренейтом для того, чтобы после рождения обеспечить младенца надлежащей эмоциональной близостью с матерью и уходом.

Анализируя особенности коммуникации пренейта и младенца, невозможно считать ее коммуникацией в полном смысле слова. Данную коммуникацию стоит  рассматривать как эгоцентрическую, «поскольку она представляет собой феномен разрядки, ненаправленный и неинтенциональный, возникающий в ответ на внутренние процессы» [8, с. 12]. С психодинамических позиций мы можем рассматривать шевеления пренейта как примитивную, архаическую коммуникацию, которая возникает у плода в ответ на психологические и физические особенности состояния беременной женщины. По мнению Г.Г. Филипповой, именно с началом чувствования шевелений пренейта начинается идентификация беременной со своим ребенком [7].

По мнению Д. Винникотта: «Обычно … женщины выражают себя через идентификацию с тем, что при благоприятных обстоятельствах станет младенцем, который у них родится, и затем обретет независимость…» [1].

Возможность к идентификации с пренейтом и младенцем заложена в женщине через опыт собственных отношений с матерью в период собственного младенчества. Эти воспоминания служат либо подспорьем, либо помехой для ее собственного материнского опыта. Д. Винникотт считал, что мать идентифицируется с ребенком чрезвычайно сложным образом: она чувствует себя им, разумеется, оставаясь взрослым человеком. С другой стороны, ребенок переживает свою идентичность с матерью в моменты контакта, являющиеся скорее не его достижением, а отношениями, которые стали возможными благодаря матери. С точки зрения ребенка, на свете нет ничего кроме него самого, и поэтому, вначале мать — тоже часть ребенка. С динамических позиций, это и есть “первичная идентификация”.

Введение в штат женских консультаций и перинатальных центров психологов и психолого-психотерапевтических служб, а также большое количество курсов и школ по подготовке к родам и материнству делают необходимым разработку вопросов о коммуникации беременной с пренейтом, а в последствии, об особенностях ухода и воспитания младенца. Здесь необходимо обратить внимание на взгляды Д. Винникотта, который считал, что осознанность в уходе за младенцем не позволяет женщине действовать естественным образом. Любая неестественность в уходе за ребенком нарушает процесс холдинга, который считается основным в отношениях между матерью и младенцем.

Соответственно, с одной стороны, у беременных женщин существует запрос на получение знаний и умений по уходу за ребенком, с другой стороны, чаще на такие курсы обращаются тревожные, неуверенные в себе женщины. Получается, что если обучение на курсах по дородовой подготовке построено с излишним вниманием к информированию и ориентировано на осложнения в процессе беременности, родов и последующем уходе, то оно может еще больше повысить тревожность женщины и неуверенность в собственных силах в уходе за новорожденным. По мнению Д. Винникотта, «научиться материнству невозможно, и тревога не может служить заменой очень простой любви почти физического свойства» [1]. Значит, при формировании групп по дородовой подготовке стоит проводить психологическую диагностику, или собеседование с целью определения беременных, заслуживающих повышенного внимания ведущего курсов, либо ориентировать данную категорию беременных на индивидуальную психокоррекционную работу.

В рамках практической деятельности в женской консультации при НГПЦ (Новосибирском городском перинатальном центре) нами установлено, что чаще высказывают опасения  в возможных трудностях по грудному вскармливанию и уходу за ребенком либо очень ответственные и тревожные женщины, либо женщины с недостаточной поддержкой социального окружения (одинокие, не рассчитывающие на поддержку прародительской семьи после рождения ребенка).

С беременными, указывающими на подобные трудности, проводилась психологическая работа по консультированию и коррекции, целью которой являлось обучение женщин навыкам саморегуляции, обсуждение вопросов, связанных с физическими и психологическими потребностями младенца. Специфика такой работы заключалась в том, что она проводилась в основном в рамках когнитивно - бихевиорального направления и включала в себя от 1-2 до 12 сессий. Количество сессий определялось сроком беременности, на котором обращалась женщина и ее запросом к психологу. В нашей практике чаще интерес к психологической подготовке к родам и последующему уходу за ребенком женщины проявляли с выходом в декретный отпуск.

На первой сессии проводился сбор анамнеза и формулирование запроса на коррекционную работу. В зависимости от личностных особенностей женщины  и ее психологического запроса проходило определение частоты и количества консультаций.

В случаях, если у женщины срок беременности превышал 36 недель, то основное внимание уделялось выработке навыков саморегуляции, т.к., по нашему мнению, умение хорошо ориентироваться в своем физическом и психологическом состоянии и возможность, при необходимости, восстанавливать и поддерживать оптимальное самочувствие, необходимы как в обычной жизни, так и совершенно необходимы во время родов.

При индивидуальной коррекционной работе большое внимание уделялось выработке навыка гаптономии («коммуникации» с пренейтом). Некоторые беременные, обратившиеся за консультацией, указывали, что их раздражают вопросы окружающих об общении с их неродившимся ребенком. Они указали, что не разговаривают с пренейтом, шевеления плода воспринимаются ими как причиняющие дискомфорт или усиливающие тревогу за состояние здоровья ребенка. В подобных случаях проводилось разъяснение необходимости такого общения с неродившимся ребенком для того, чтобы женщина имела возможность пофантазировать о ребенке, о том, что с ним происходит в момент шевеления, коммуникации, какое общение и какие воздействия ему более приятны, как можно поменять собственное поведение или положение тела, чтобы ощущения от шевеления стали комфортными или не вызывающими беспокойства. Обычно, после подобного разъяснения необходимости гаптономии, женщины начинали общение с пренейтом самостоятельно и привлекали к нему партнера. Часто у женщин улучшался сон, они становились более уверенными в своих силах по уходу за младенцем после родов.

Во всех случаях проводилась работа с метафорой: «Мать – первая вселенная ребенка». Данная метафора позволяет перейти к понятию холдинга [1]. Стоит указать на мнение Д. Винникотта, который выделял следующие три функции матери: осуществлять холдинг, ухаживать за ребенком и представлять объектную “сторону” мира. Метафора со вселенной позволяет сфокусировать внимание беременной женщины на этих трех функциях.

Стоит учитывать, что «в случае обычного опыта «достаточно хорошего» холдинга мать способна обеспечить дополнительную эго-функцию, и ребенок, уже на ранней ступени, обретает эго, очень слабое, но собственное эго, крепнущее благодаря способности матери приспособиться к ребенку» [1].

По нашему мнению, именно гаптономия с возможностью фантазирования о ребенке, с его чувствованием и интуитивным пониманием его потребностей уже в период беременности, после родов обеспечит оптимальный холдинг.

Именно снижение ситуативной тревожности от коррекционной работы и использование саморегуляции для коррекции личностной и ситуативной тревожности позволяет беременным подойти к родам в оптимальном эмоциональном состоянии. Приобретение умения коррегировать свое состояние позволяет женщинам чувствовать себя более компетентными перед родами и трудности послеродового ухода за новорожденным воспринимаются им как вполне естественные.

Соответственно, предложенная нами структура работы с женщинами, испытывающими трудности во взаимодействии с пренейтом, позволяет выделить несколько мишеней психокоррекционного воздействия: коммуникация беременной с пренейтом, обучение саморегуляции, профилактическая подготовка к родам, что позволяет получать эффект в виде формирование уверенности в своих материнских качествах.

Особенности работы с беременными затрудняют получения катамнеза из-за того, что женщины после родов поглощены уходом за младенцем. В дальнейшем мы планируем особое внимание сосредоточить на сборе результатов фактического ухода за младенцем и ребенком раннего возраста. По нашему мнению, именно лонгитюдное исследование позволит скорректировать имеющуюся  программу психологической коррекции беременных.

  

Список литературы:

  1. Винникотт Д. В. Маленькие дети и их матери. –М., 1998.
  2. Добряков И. В. Перинатальная психология. –СПб., 2010.
  3. Захаров А.И. Ребенок до рождения. –СПб., 1998.
  4. Мухамедрахимов Р. Ж. Мать и младенец. –СПб., 1998.
  5. Скрицкая Т.В., Дмитриева Н.В. Особенности психологического реагирования и системы ценностных ориентаций женщин в период беременности. –Новосибирск, Изд. НГПУ, 2002, -96 с.
  6. Скрицкая Т.В. Психологическое сопровождение беременных женщин в рамках программ по подготовке к родам. Международная научно-практическая конференция: Профессиональное образование: от теории к практике [Текст] сборник научных трудов: по материалам I Всероссийской Интернет-конференции, март-апрель 2006 года, г. Новосибирск. Вып. I. –Новосибирск, 2006. –с.116-119.
  7. Филиппова Г. Г. Психология материнства. –М., 2002.
  8. Шпиц Р. Психоанализ раннего детского возраста. –М., 2001.